Обмен учебными материалами


Там, где берут начало и несут свои воды Тигр и Евфрат, где вершины гор и горных хребтов покрыты вечными снегами и окутаны туманом, где простираются альпийские луга и долины, где ныне сходятся 38 страница



С восходом солнца падишах и везир подошли к стенам соседнего города. У главных ворот они заметили седовласого старика в рваной одежде. Одной рукой он опирался на посох и просил милостыню. Приветливое лицо старика привлекло внимание путников. Падишах и везир подошли к нему.

— Бог в помощь, апо! ― сказал падишах.

— Будь в здравии, падишах! Добро пожаловать! ― ответил старик, прижал руку к груди и поклонился.

Падишах поразился: как этот старик узнал, что он не дервиш?

— Да продлится жизнь падишаха, хоть я и постарел, но жизнь знаю хорошо, ― ответил старик. ― Я знаю, что ты падишах, а это ― твой везир, и вы вышли гулять.

— Хорошо, а как ты живешь, ало? ― полюбопытствовал падишах.

— Как я должен жить, падишах? Вместо двух стало три, ― сказал старик, подумав.

— Очень хорошо, ― сказал падишах, ― а почему ты раньше не проснулся?

— Я проснулся раньше, падишах, но другие увели, ― вздыхая ответил старик.

Везир смотрел то на падишаха, то на старика, он ничего по понимал в их разговоре.

— Апо, если я пришлю тебе гуся, ты сможешь его хорошенько ощипать? ― спросил падишах и улыбнулся.

— Да продлится жизнь падишаха! Так ощиплю, как твоя душа пожелает, ― выпрямил согнутую спину старик и погладил рукой белую бороду.

Падишах с везиром ушли. Старик с посохом долго смотрел им вслед.

На другой день падишах позвал к себе везира:

— До утра даю тебе срок, разгадай, о чем я говорил со стариком. Угадаешь ― помилую, нет ― отрублю голову.

Напуганный везир в страхе возвратился домой, до вечера думал, но так и не смог разгадать вопросов падишаха и ответов старика.

Тогда он решил пойти к старику.

Он переоделся в одежду дервиша, взял посох и пустился в путь. Везир нашел старика на прежнем месте. Тот с улыбкой поздоровался с везиром.

Везир, не теряя времени, сразу сказал старику:

― Апо! Я пришел узнать, что означали вопросы падишаха и твои ответы. Если не скажешь ― падишах отрубит мне голову. Только ты можешь спасти меня.

Старик поставил условие: за каждый ответ он получит от везира по двадцать золотых. У везира с собой не было денег. Но жизнь дороже золота. И он повел старика в свой дворец, чтобы заплатить ему по двадцать золотых за каждый ответ. Старик сел, сунул трубку в рот и начал:

― На вопрос падишаха, как я живу, я ответил: «Вместо двух стало три». Это значит: я так состарился, что пользуюсь посохом, и теперь вместо двух ног у меня стало три. На вопрос же падишаха, почему я раньше не проснулся, я ответил, что проснулся, но другие увели. На этот раз он спрашивал: почему я вовремя не женился, чтобы меня теперь сыновья кормили? А я ответил: женился, но моих дочек «другие увели», я выдал их замуж. А прежде чем объяснить смысл последнего вопроса, «сумею ли я ощипать гуся», дай-ка мне свою одежду, ― вдруг сказал старик.

Везир исполнил его желание. Старик поднялся, выколотил трубку, а потом рассмеялся:

— Этим гусем стал ты, о везир! Падишах прислал тебя ко мне, чтобы я ощипал тебя, понятно? За каждый ответ я брал с тебя по двадцать золотых, да кроме того, снял с тебя дорогую одежду. А теперь будь здоров, ― сказал мудрый старик и ушел.

95. Люблю тебя, как люблю соль

Зап. в июле 1977 г. от Касое Озмана (84 года) в Тбилиси.

Однажды брат пришел в гости к сестре и спросил:

— Ты очень меня любишь?

— Да, очень.

— А как ты меня любишь?

— Я люблю тебя так же, как люблю соль.

Обиделся брат на такое сравнение. А сестра приготовила и поставила на стол семь его любимых кушаний, и все без соли. Только хашиль314 она посолила. Брат поел и сказал:

— Сестрица, вся твоя еда была безвкусная. Только хашиль был хорош.

Загрузка...

— Братец, не обессудь, я нарочно ничего не солила, только хашиль посолила, потому он так и вкусен. А ты обиделся, когда я сказала, что люблю тебя, как люблю соль.

96. Безбородые братья

Зап. в марте 1973 г. от Хамиде Давреша (см. № 48).

Жил когда-то купец. Вышел он однажды на базар с кубком в руке и кричит:

— Кто сумеет наполнить мой кубок тем, чем я захочу, тому я отдам весь свой караван, а тот, кто пообещает, но не выполнит, отдаст мне двести золотых монет.

Подошел к нему один безбородый315:

— Будь в здравии, купец. Я наполню твой кубок, чем твоя душа пожелает.

Купец согласился. А сам испугался: «Что же я наделал? Ведь он завтра наполнит мой кубок любым содержимым. Прощай, мой караван».

Посоветовал ему некто:

— Купец, сходи-ка к слепому безбородому. Их семеро братьев, все безбородые. Может, слепец тебе и поможет.

Пошел купец к слепому брату, положил ему на ладонь золотой. Слепой спросил:

— Дорогой, ты что, с безбородым поспорил, об заклад бился?

— Да, поспорил.

— Я старше своих братьев. Они меня силой ослепили и выпроводили из дому за то, что я всегда их тайны выдавал. Ты ступай сейчас же, спрячься в их доме и внимательно слушай все, что будут там говорить.

Купец послушался слепого, пошел и незаметно спрятался в доме безбородых братьев. Вечером, когда все братья собрались, один из них похвалился:

— Братья, сегодня я выиграл сто золотых.

Другрй сказал:

— А я принес двести золотых.

— А я, ― сказал третий безбородый, ― сегодня побился об заклад с одним купцом. И завтра выиграю у него весь его караван.

Старший брат спросил:

— И на что ты спорил?

— Бог лишил его разума. Держал он в руках маленький кучбок и выкрикивал: «Кто сумеет наполнить этот кубок тем, чем, я захочу, тот получит весь мой караван, а не сумеет ― заплатит мне двести золотых». Что бы он ни сказал вавтра, я наполню его кубок.

Старший брат рассердился:

— Ты думаешь заполучить его караван так просто? А что, если он скажет: «Наполни мой кубок безволосыми зеленоглазыми красными блохами»?

Безбородый, который бился об заклад о купцом, разозлился:

― Да разрушится твой дом, кто тебя просил говорить это?

― Да сгорит от божьего огненного шара твой дом, а кто тебя просил спорить?

Пока они бранились, купец незаметно вышел из своего укрытия и пошел к себе. Рано утром пришел он, веселый, на базар. Спустя какое-то время появился и безбородый со свидетелем. Купец обратился к безбородому:

— Ну, братец, ты все-таки пришел?

― Да, пришел.

— Ну, раз пришел, так наполии-ка мой кубок безволосыми зеленоглазыми красными блохами.

— Будь в здравии, купец. Блохи есть блохи, а к чему еще безволосые зеленоглазые, да еще и красные?

Купец ответил:

— Таково мое желание. Можешь ― вот тебе кубок, наполняй, нет ― отдай мне двести золотых.

Ничего не оставалось безбородому, как отдать купцу двести золотых и уйти восвояси.

Случилось так, что у того купца оторвалась подошва от башмака. А сапожником на базаре был один из безбородых. Пошел к нему купец:

— Сумеешь приколотить мне подметку из того материала, на который я укажу, отдам тебе весь свой караван, а не сумеешь ― отдашь мне двести золотых.

Сказал так, а потом схватился за голову:

— Что же я наделал? Ведь если я даже потребую прибить подметку из камня, он прибьет.

Пошел он опять к слепому безбородому и сказал ему:

― Так и так. Поспорил я с сапожником.

Слепец сказал:

— Смотри, он может забрать твои караван. Иди лучше скорей и спрячься в их доме. Как старший брат скажет, так и сделай.

Пошел купец, спрятался в доме безбородых. Вечером, когда братья собрались, стали они разговаривать.

— Я принес сегодня двести золотых.

Безбородый, поспоривший с купцом, сказал:

— А купец выиграл у меня двести золотых.

Сапожник его успокоил:

— Ничего, завтра вместе с его караваном я и твои двести золотых верну.

Старший брат спросил:

— А как ты это сделаешь?

— У его башмака подметка отлетела, и он поставил такое условие: я должен прибить подметку из того материала, какой он потребует. Если выполню условие, весь его караван ― мой, а если не сумею, то двести золотых отдам ему.

Старший брат рассердился:

— Ты с ума сошел!

— Почему? ―спросил сапожник. ―Я же прибью любую подметку.

— А если он скажет: «Сделай подметку из камня и нитку тоже каменную», что ты тогда будешь делать?

Сапожник ужасно разозлился на старшого брата:

— Кто тебя просил произносить эти слова?

— Смотри, когда ты услышишь их от купца, будет поздно.

Во время их перебранки купец незаметно выскользнул из укрытия и пошел к себе. Рано утром пришел он на базар, подошел к безбородому сапожнику:

— Доброе утро, безбородый. Подметку к моему башмаку, которая должна быть каменной, надо хорошенько смягчить и пришить нитками тоже из камня.

Ничего не оставалось делать безбородому сапожнику, как отдать купцу двести золотых.

Купец был отчаянный спорщик. Выигрыш ободрил его.

Был на площади родник, купец встал у родника и давай кричать:

— Кто со мной хочет биться об заклад: если я выпью всю воду из этого родника ― получаю цвести золотых, а если не выпью ― отдаю свой караван.

Подошел один из безбородых братьев к купцу и весело сказал:

— Я принимаю твое условие.

Договорились. А купец задумался: «Что ж это я делаю? Весь город пьет из этого родника, а вода не убывает, как же я-то выпью всю эту воду?»

Снова пошел он к безбородому слепцу и дал ему золотой. Слепой спросил его:

— Ты еще не уехал? Уходи, пока мои братья тебя еще не раздели. Мне жаль тебя. Что бы ты ни задумал, они все смогут сделать. Так что тебе лучше пойти к ним в дом, спрятаться там и слушать.

Купец так и сделал. Вечером, когда все собрались, как всегда, они стали хвалиться удачами и сетовать на неудачи. Безбородый сапожник вздохнул:

— Пришлось мне отдать купцу двести золотых из-за каменной подметки.

— Ничего, завтра я верну тебе твои деньги, ― успокоил его младший брат.

Старший брат спросил:

— Как ты это сделаешь?

— Мы поспорили: кто выпьет всю воду из родника, тот и выиграет. Ему же не выпить воду.

— А если сначала он пошлет тебя заткнуть отверстие родника, чтобы потом выпить оставшуюся воду? ― спросил старший брат.

— Э, да сожжет божий огненный шар твой дом, кто просил тебя произносить такие слова?

— А кто тебя просил спорить с купцом?

Рано утром пришел купец на базар, подошел и безбородому. Сказал ему купец:

— Пойди закрой отверстие родника, оставшуюся воду я выпъю.

— Как же я закрою отверстие родника? ― спросил безбородый.

— А как же иначе можно выпить всю воду ка родника?

Забрал ои у безбородого двести золотых и отпустил его. Самый младший из безбородых братьев подошел к купцу и промолвил:

— Купец, мой дорогой, будь сегодня моим гостем.

И повел его к себе. Угостил его на славу, а вечером расстелил для купца постель. Перед сном купец вытащил свой кубок, наполнил его водой, вода тут же превратилась в золото, и ои положил его в карман.

Младший безбородый все это видел и, когда купец заснул, потихоньку подкрался к нему и вытащил кубок. Нa другое утро купец проснулся, попрощался и пошел на базар к своему каравану. Смотрит ― ни золота в кармане, ни каравана, все исчезло имеете с кубком. И остался он на базаре ни с чем.

97. Семеро безбородых

Зап. в марте 1955 г. от Мамое Амо (61 год) в селе Сичанлу (ныне Автона) Талинского р-на АрмССР.

Жили семь братьев. И все семеро были безбородыми. У каждого из них была сума с золотом.

Встали они в одно прекрасное утро, перекинули сумы за спину, привязали их и отправились в город на базар. Путь долог, застигла их ночь в пути. Отыскали братья укромное место, улеглись и все разом заснули. Проходил мимо еще один безбородый. Видит ― семеро безбородых мертвецким сном спят. Обшарил он их карманы, отвязал у всех семерых сумы с золотом, да и был таков. Когда вернулся домой, зарыл все золото в хлеву под кормушкой для скота.

Наступило утро. Проснулись безбородые и уже собрались было в путь, да один из братьев заметил, что у него за спиной нет сумы с золотом.

— Братья, моя сума с золотом исчезла! ― закричал он.

Тут и остальные заметили, что и у них нет золота.

Разбежались братья в разные стороны, ищут вора, да где там, его и след простыл. Остановил их старший брат:

— Братцы, идите все сюда. Мы же безбородые, и, если позволим пропасть нашему добру, как же другим-то свое уберечь? Лучше присядем и спокойно обсудим, кто мог нас обокрасть. Я считаю, наше добро украл такой же безбородый, как и мы.

Второй брат сказал:

— Да, конечно, он безбородый, на голове у него колоз, а за спиной сума.

Третий добавил:

— Ну конечно, он безбородый, на голове у него колоз, за спиной сума, в ней семь лепешек, а дом его ― в махале316 сапожников.

Пятый подтвердил:

— Разумеется, он безбородый, с колозом на голове, с сумой за спиной, в ней ― семь лепешек, дом его ― в махале сапожников, а зовут его Кёса Рамадан317.

И шестой подхватил:

— Точно, он безбородый, с колозом на голове, с сумой за спиной, в ней ― семь лепешек, дом ― в махале сапожников, зовут его Кёса Рамадан, а жену ― Гудьхамдан318.

Старший брат заключил:

— Значит, братцы, он безбородый, как и мы, на голове у него колоз, за спиной ― сума, в ней ―семь лепешек, дом его ― в махале сапожников, зовут его Кёса Рамадан, жену ― Гульхамдан, а наше золото зарыто в хлеву под кормушкой для скота.

Отправились братья искать махаль сапожников. Нашли они дом Кёса Рамадана, вошли в хлев, выкопали свои сумы с золотом и решили проверить, все ли деньги на месте. Пересчитали: оказалось, не хватает одном монеты.

Один из братьев спросил:

— Где же может быть монета?

Ответил ему старший брат:

— Мы же знаем, братцы, что вор ― безбородый, как и мы, на голове у него ― колоз, за спиной ― сума, в ней ― семь лепешек, дом его ― в махале сапожников, зовут его Кёса Рамадан, а жену ― Гульхамдан, наше золото было зарыто в хлеву под кормушкой для скота, а монета, которой не хватает, украшает, кофи319 его жены.

Вошли братья в дом Кёсы Рамадана, нашли кофи его жены, оторвала монету и только стали выходить из дому, навстречу им сам хозяин ― Кёса Рамадан.

Раскричался Кёса:

— Ах вы грабители, средь бела дня вздумали меня обокрасть? Я вам покажу! ― поднял он шум. Тут как раз мимо проходил кази, услышал крики Кёса Рамадана и спрашивает;:

— Скажите, ради всевышнего, что случилось?

Кёса Рамадан ему и говорит:

— О кази, бог послал тебя ко мне. Вот эти разбойники вздумали меня ограбить, средь бела дня забрались в мой дом.

Кази пригласил и семерых братьев, и Кёса Рамадана в свой диван.

— Пойдемте лучше ко мне, там толком во всем разберемся.

Пришли, расселись. Кази обратился к братьям:

― Как же вы посмели ограбить этого человека, средь бела дня забрались к нему в дом?

― Извините нас, кази, но мы не грабители, это Кёса Рамадан нас обокрал. Пока мы спали, он отвязал наши сумы с золотом и зарыл их под кормушкой для скота в хлеву.

― А откуда это известно? ― удивился кази.

― Когда мы сообща думаем, мы разгадываем любые тайны. Мы хорошенько подумали все вместе и решили, что наше золото мог унести только Кёса Рамадан.

Решил кази проверить братьев:

― Ну, если так, выходите все из дивана, а войдете, когда я позову.

Тем временем жена кази сварила целый горшок харисы320 и положила туда большой кусок мяса. Накрыла она горшок платочком и спрятала в углу под войлоком.

Позвал кази братьев и сказал им:

— Если вы угадаете, что и где от вас спрятано, тогда я поверю, что вы вправду сами отыскали свое золото. Но если не отгадаете, прикажу вас избить, а золото отдам Рамадану.

Старший брат промолвил:

— И думаю, что это ― вареное зерно.

Второй сказал:

— Правильно, это ― вареное зерно, а сверху лежит мясо.

Третий добавил:

— Конечно, это ― вареное зерно, сверху мясо, и залито все это коровьим маслом.

Четвертый вставил:

— Все так, это ― вареное зерно, сверху мясо, все залито коровьим маслом, а на горшок накинут платочек.

Пятый заключил:

— Точно, это ― вареное зерно, сверху мясо, все залито коровьим маслом, на горшок накинут платочек, и стоит горшок под войлоком вон в том углу.

Тут и шестой брат подал голос:

— Для нас, безбородых, это самая подходящая еда.

Вытащили они горшок с харисом, поставили перед собой и стали есть. Кази убедился в их прозорливости, отдал им золото и отпустил с богом. И отправились семь безбородых братьев на базар.

98. Полезная деревяшка

Зап. в декабре 1973 г. от Фарамазе Аздо (см. № 7).

Наступил Новый год. Падишах, его везир, векилъ и подданные сидели за праздничным столом, ели, пили, веселились Падишах предложил:

— Друзья, давайте сходим прогуляться, а потом продолжим наше веселье.

Вышли они из дворца, гуляют. Вдруг падишах заметил у дороги деревянную палку пяди в две. Поднял он эту деревяшку, стал грязь счищать. Это увидели везир, векиль и другие приближенные. Выхватил везир у падишаха палку, отбросил в стоpoнy и сказал:

— Будь в здравии, падишах! Пойдем лучше продолжим наше веселье, стоит ли пачкать руки об эту грязную деревяшку.

— Везир, иди и принеси мне эту деревяшку, ― приказал падишах.

— Но зачем она тебе? ― изумился везир.

— Принеси, ― повторил падишах.

Тот принес палку.

— Везир, ― сказал падишах, ― эту палку я дарю тебе. Сегодня Новый год, к следующему Новому году ты должен принести мне сто золотых, заработанных с помощью этой деревяшки. Принесешь ― помилую, не принесешь ― велю снести голову.

— Падишах, ― взмолился везир, ― да продолжится твой род и умножится твое богатство, эта деревяшка не стоит и двух копеек. Если снести на базар, никто и не купит. Как же мне с ее помощью заработать сто золотых?

— Замолчи и исполняй, что приказано, а будешь возражать, сейчас велю отрубить голову, ― рассердился падишах.

Везир заплакал, взял этот грязный кусок дерева и пошел домой. Дома его встретили жена, дети, родственники.

— Вай, что случилось? Почему ты такой печальный? ― стали его расспрашивать.

Везир рассказал все, что с ним случилось.

— Ничего, ― утешают его родственники, ― мы соберем сто золотых, пойдем, бросимся в ноги падишаху и скажем: «Дорогой, вот тебе сто золотых, помилуй везира, у него малые дети».

Собрали родственники везира нужную сумму и пошли к падишаху:

— Падишах, да благословит бог тебя, твоего сына, твой дом, твою корону. Деревяшкой, которую ты дал везиру, невозможно заработать сто золотых. Она не стоит и десяти копеек. Будь милостив, пощади везира.

— Даже за пять тысяч золотых, если вы их принесете мне, я не отступлю от своего слова. Думаете, у меня нет золота или казна опустела? Я ― падишах. Только подпись поставлю на камне, камень в золото превратится. А везир должен принести мне сто золотых, заработанных с помощью этого куска дерева. И если вы придете еще раз, я велю отрубить ему голову.

Вернулись родственники везира домой ни с чем и советуют везиру:

— Ты возьми эту деревяшку и постранствуй месяца два по городам и деревням. У тебя будет повод отлучиться из своего города, и на глаза падишаху не будешь попадаться. А потом, наверное, придется собрать имущество и уехать подальше от этих мест. Только так ты сможешь спасти свою голову.

Взял везир деревяшку и пустился в путь. Ходил везир по разным городам и деревням, забрел как-то на базар. Долго он ходил по базару, рассказывал людям о своей беде, но никто не мог ему помочь.

Увидел везира юноша лет двадцати, подошел к нему и спросил:

— Везир, что это за кусок дерева у тебя в руках и почему ты с ним ходишь?

— Милый юноша, из-за этой палки я попал в беду. Падишах велел мне за один год заработать этой деревяшкой сто золотых, иначе он казнит меня. Ума не приложу, как мне с ее помощью заработать нужную сумму?

— Э, ты бы лучше отнес падишаху сто золотых и спас этим свою жизнь.

— Я отнес ему не сто, а двести золотых, но он не взял. Велел заработать деньги с помощью этого куска дерева.

― Везир, дай мне те сто золотых, что падишах не взял, и свою деревяшку. Приходи ко мне через год, я тебе верну эти сто золотых, да еще дам сто золотых, заработанных с помощью этого куска дерева. И ты будешь спасен.

— Да буду я твоей жертвой! Если ты сумеешь выполнить это условие, пусть моя сотня останется тебе в благодарность.

— Хорошо. Твои лишние копейки мне впрок не пойдут, а когда я выполню условие, отблагодаришь, как сумеешь, ― говорит юноша.

Ударили по рукам и разошлись.

Пусть везир возвращается к себе домой, а мы последуем за юношей. Пришел он к плотнику и сказал:

— Обстругай хорошенько эту палку и сделай из нее весы.

Сделал плотник весы и вручил юноше.

— Сколько я тебе должен?― спросил тот.

— Рубль, ― ответил плотник.

Заплатил юноша деньги, пошел в город и снял комнату. Накупил он на деньги везира риса, чечевицы, фруктов и стал торговать вразвес. У кого он покупал, с того брал расписки, сколько чего продал. А делал он это для того, чтобы доказать падишаху, что не из кармана везира брал деньги, а занимался торговлей.

Так прошел год. С замиранием сердца везир пустился в путь. Узнал он у людей, где живет юноша. Подошел и его дому, поздоровался:

— Салам-алейкум, добрый юноша!

— Алейкум-салам! Это ты, везир? Входи.

— Ради всевышнего, скажи, выполнил ли ты условие?

— Не волнуйся, все в порядке. Приведи сюда падишаха, векиля, кази, двадцать человек собери, и приходите все в мою лавку.

Привел везир падишаха и всех, кого назвал юноша. Вошли они в лавку, расселись.

— Падишах, ― начал юноша, ― ты узнаешь тот обломок дерева, который ты дал везиру?

— Да, узнаю, ― отвечает падишах.

— На этих весах, ― продолжал юноша, ― я взвешивал все, что покупал и продавал, а в этой книге я записывал, у кото, что и сколько покупал и продавал. Вот сто золотых, заработанных с помощью деревянных весов. Везир, ты мне давал сто золотых?

— Да, давал, ― говорит везпр.

— На, дорогой, возьми свои сто золотых, теперь ты спасен. Падишах, у меня есть еще сто золотых, их я беру себе за работу. Но в лавке еще товару на пятьсот золотых. А кому он принадлежит? Ты должен справедливо рассудить нас, ведь ты падишах. Ты велел везиру выполнить твой приказ, он выполнил его. Если ты сумеешь справедливо рассудить, останешься падишахом, а если нет ― придется тебе расстаться с троном и короной.

Падишах, как и везир, пустился в обратный путь. Пожелаем ему удачи в разрешении этого трудного дела.

Случилось так, что в этом же городе шла по улице богато одетая женщина со своей служанкой. Видит она ― сидит юноша у стены и плачет. Поздоровалась она с ним:

— Салам, добрый человек!

— Алейкум-салам, ханум.

— Почему ты плачешь? Какое горе постигло тебя? ― спросила ханум.

— Кому же и плакать, как не мне? Того, что со мной стряслось, и врагу не пожелаю. Иди по своим делам, ханум, не береди мою душу. Какое тебе дело до меня?

— А ты все-таки расскажи мне, ― настаивает ханум.

«В прошлом году умерла моя жена, ― начал свой рассказ юноша. ― Было у меня несколько овец. Решил я снова жениться. А на калым денег нет, если даже всю скотину продать, и то не хватит. На что жить буду? Встретил я старика. Расспросил он о моей жизни. И посоветовал он мне продать все имущество, скотину, а деньги, только не бумажные, а золотые, отдать на хранение верному человеку, год проработать, а потом, через год, взять их. Продал я все свое имущество и скотину, отнес деньги, целых сто золотых, на хранение соседу-богачу. Возвратился я через год, привез ему подарок и говорю:

— Пожалуйста, верни мне те деньги, что я тебе давал на хранение.

— Какие деньги? ― накинулся он на меня. ― Откуда у тебя могут быть деньги, что требуешь сразу сто золотых? Жена, ну-ка, принеси этому нищему два куска хлеба, пусть убирается.

Несколько раз я ходил к нему, но он и слушать меня не хочет. Кому же горевать, как не мне?»

Женщина немного подумала, вытащила из кармана часы, протянула юноше:

— Возьми эти часы и смотри на них. Ровно через час иди к богачу. Я ручаюсь, он вернет тебе твои депьги.

Она обернулась к служанке:

— А ты тоже будь с ним рядом. Как пройдет еще десять минут, ты пойди в дом и скажи: «Ханум, радостная весть, муж твой вернулся». Ну, делайте, как я сказала.

И она ушла.

Пришла женщина к богачу. Вошла в дом, поздоровалась, видит ― лежит хозяин у печки, греется, а жена рядом. Села женщина около него и говорит:

— Вот уже пятнадцать лот прошло с тех пор, как арестовали моего мужа, и до сих пор от него нет никакой весточки. Есть у меня пятьсот золотых монет, я знаю, меня могут убить, а золото унести. И принесла деньги тебе на хранение. Если муж мой вернется, я возьму деньги, а если же нет, я буду печь тебе хлеб, служить тебе.

— Свет очей моих, добро пожаловать, а где деньги? ― обрадовался богач.

— Вот здесь, у меня на груди, спрятаны, ― она вытащила платок, стала разворачивать.

— Ну хорошо, заверни их в платок и давай сюда, ― сказал богач.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная